АРТЕФАКТЫ В ОБМЕН НА РАСКОПКИ

 

АРТЕФАКТЫ В ОБМЕН НА РАСКОПКИ

 

Турция обвиняется в объявлении  «культурной войны» в стремлении вернуть себе вывезенные в минувшие века древние артефакты и произведения искусства. Сегодня Анкара  требует от крупнейших музеев мира  вернуть ей археологические сокровища.

Турецкое правительство предупредило, что не разрешит вести раскопки на территории страны, если правительства Германии, Франции, Великобритании и США откажутся возвращать артефакты, которые были по утверждению турецкой стороны, незаконно ввезены заграницу. Музеям Парижа, Берлина, Лондона и Нью-Йорка будет также отказано в одалживании  для временных экспозиций экспонатов из Турции.

Германские археологический институт, основанный в 1829 году,  смог лишь частично возобновить свои   изыскания в Турции, где найдены следы древнейших цивилизаций,  после того как Германия  вернула в прошлом году огромную статую Хиттитского сфинкса. Он  находился в Берлине около 100 лет. 300-летний сфинкс украшал ворота при въезде в столицу Хиттитской империи Хатусу, располагавшуюся на территории современной Анатолии. В 1907 году его отправили для «изучения» в Берлин, где он и остался. Однако институту не разрешают приступить к раскопкам до тех пор, пока Германия не вернет мраморный торс 2 000-летней статуи рыбака, найденный в Адрианических купальнях Афродизиаса, и ряд других артефактов. Турция также вступила в борьбу за возвращение парижским Лувром ряда ценнейших экспонатов, Анкара на два года запретила французам вести раскопки. 18 экспонатов должен вернуть Анкаре нью-йоркский музей искусства Метрополитен, а от британского музея в Лондоне требуют базальтовую плиту Самсатской стеллы.

Нужно отдать должное упорству Анкары, сумевшей возвратить с 2002 по 2012 год  4 067 артефактов. В тоже время в Турции продолжаются варварски заливаться бетоном новостроек и уходить на дно водохранилищ античные поселения. Немецкие ученые напоминают туркам,  что выставленный в Берлине алтарь Пергамона немецкие ученые спасли от преступного уничтожения  в известняковых печах.

 

Николай Иванов